31 августа 2001, 17:20

Уровень жизни населения Республики Дагестан

По большинству социальных показателей Республика Дагестан занимает последние места среди регионов России: по денежным доходам на душу населения в 1997 г. - 78-е, по среднемесячной зарплате - 81-е, по обеспеченности жильем - 78-е место.

Денежные доходы населения в среднем в месяц на одного жителя составляли в 1998 г. 374,1 руб. (в 1997 г. - 328 руб.). Реальные располагаемые денежные доходы, т. е. за вычетом обязательных платежей и скорректированные на индекс инфляции, уменьшились, но сравнению с 1997 г., на 5,5%. Прожиточный минимум в 1998 г. составлял 341,1 руб. (в 1997 г. - 282,3 руб.) на человека, а соотношение среднедушевого денежного дохода и прожиточного минимума за год уменьшилось и составило 109,6% против 116,2% в 1997 г.

Среднемесячная зарплата на одного работника (номинальная) в 1998 г. равнялась 391,9 руб. Темпы падения реальной зарплаты (-13,6% к уровню 1997 г.) были намного выше, чем сокращение реальных денежных доходов (-5,5%).

Средний размер ежемесячных пенсий в Дагестане также низкий - 327,8 руб. (1998 г.). С учетом инфляции реальный размер пенсий сократился за последний год на 4,5%.

Соотношение среднего размера денежного дохода на человека в месяц, средней зарплаты и средней пенсии к величине месячного прожиточного минимума крайне низкое: соответственно 109,6, 114,9 и 96,1%, т. е. не обеспечивает даже двукратного покрытия прожиточного минимума. Это значит, что один работающий не может содержать на свой доход даже одного иждивенца. Для сравнения: в Москве среднедушевой доход в 5 раз превышает прожиточный минимум. Средняя зарплата по Дагестану составляет только 1/3 среднероссийской. Положение пенсионеров еще более плачевное: средняя пенсия не обеспечивает даже прожиточного минимума. За 1997-1998 гг. все рассмотренные выше показатели ухудшились, т. е. снизились соотношения доходов, пенсий, зарплаты и величины прожиточного минимума.

В Дагестане крайне высок уровень бедности: численность населения с доходами ниже прожиточного минимума в общей численности населения превысила в 1998 г. 57% (в 1997 г. - 54,8%; в 1996 г. - 63,5%). По неофициальным данным, процент очень бедного населения еще выше ? до 70% всех жителей республики.

Как и повсюду в стране, наблюдается дифференциация населения по уровню доходов: разрыв в доходах 10% наиболее и наименее обеспеченного населения превысил 10 раз.

Официальная статистика уровня жизни не вполне отражает, однако, реальную ситуацию. Дагестанские и московские эксперты отвечают на этот вопрос однозначно: население имеет теневые доходы, в "тень" уводятся реальная зарплата и побочные заработки. Накопленные сбережения переводятся в твердую валюту и хранятся "в чулках", а не в местных коммерческих банках или Сбербанке.

В последние несколько лет, согласно данным Госкомстата Республики Дагестан, наблюдалась четкая тенденция к сокращению накопления сбережений населения на банковских вкладах и в ценных бумагах. По сравнению с 1996 г., они уменьшились на 28%; еще на 24% сократились поступления в банки от граждан по обязательным платежам и взносам, но в то же время на 36,5% увеличились расходы населения на покупку валюты. Среднемесячная покупка наличной валюты в Дагестане в 1998 г. через обменные пункты составляла примерно 3 млн. дол. (около 60 млн. руб. по курсу руб./дол.), или 27% от месячного бюджета республики. Эксперты обращают внимание на то, что в 1994-1998 гг. дагестанцы тратили на приобретение валюты от 7 до 10% своих доходов.

Фактором, компенсирующим низкие доходы, можно считать развитый частный сектор в торговле и сельском хозяйстве, из-за чего цены на мясо, фрукты и овощи не претерпели существенных изменений, даже после всплеска инфляции в 1998 г. В результате экономический кризис в Дагестане не повлиял на уровень потребления мяса и мясопродуктов (2,9 кг в месяц на человека в 1997 и 1998 гг.), картофеля (соответственно 3,5 и 4,8 кг), овощей (4,6 и 6 кг), фруктов (1,7 и 2,2 кг). "Челночный" бизнес, также развитый в республике, позволяет насыщать рынок дешевыми товарами первой необходимости.

источник: И.Г. Косиков, Л.С. Косикова. Северный Кавказ: Социально-экономический справочник

Лента новостей

25 апреля 2019, 05:48

18 апреля 2019, 20:46

  • Дагестан и Чечня: спорные территории

    Территориальные споры между чеченцами и дагестанцами, имеющие давнюю историю, находятся в процессе демаркации границы между республиками. У местных и федеральных властей есть опасения, что события могут пойти по ингушскому сценарию, когда протесты вылились в многодневные митинги. Какие именно территории являются предметом споров, и в каких районах Чечни и Дагестана они расположены - разбирался "Кавказский узел".

07 марта 2019, 18:06

  • Мода на извинения: от Чечни до самых окраин

    Рамзан Кадыров открыл ящик Пандоры, дав начало практике принуждения к извинениям. Эта кампания вышла далеко за пределы Кавказа. Заявления публичных персон провоцируют травлю, в которой участвуют анонимы. Как это выстраивается в систему травли инакомыслящих, разбирался «Кавказский узел».

25 февраля 2019, 17:03

23 февраля 2019, 19:39

  • Мать уроженца Чечни просит спасти сына от пыток в СИЗО

    Тумсо Абдурахманов, бывший сотрудник госкомпании "Электросвязь", после конфликта с близким родственником Рамзана Кадырова подвергся преследованиям и бежал из России. Тумсо начал выкладывать в Интернет видео с резкой критикой ситуации в Чечне, чем привлек внимание не только сотен тысяч зрителей, но и чеченских властей. В условиях удушения свободы слова на родине эмигранту Абдурахманову удалось небывалое — вызвать кадыровцев на публичный диалог. О Тумсо заговорили не только в Чечне.

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей