Руслан Парчиев: кое-что о пакте "Кадыров-Евкуров"
Содержание
Содержание
    Руслан Парчиев. Фото предоставлено автором

    Никакой необходимости в заключении соглашения о закреплении границы между Чечней и Ингушетией не было, уверен правозащитник, председатель ингушской организации "Союз пострадавших от геноцида" Руслан Парчиев. Соглашение он назвал “пактом Кадырова и Евкурова” и заочно поспорил с чеченским этнографом Сайпуди Натаевым, по мнению которого претензии ингушей основаны на эмоциях и не имеют достаточных исторических оснований.

    Мнение чеченского этнографа, кандидата исторических наук, доцента Чеченского госуниверситета Сайпуди Натаева было приведено в материале “Ученые и диаспора объяснили действия Кадырова по определению границы с Ингушетией”, опубликованном 15 октября на “Кавказском узле”. Говоря о спорных территориях, он заявил, что в 1924 году Сунженский округ “стал самостоятельной автономной единицей, он не входил в то время ни в Ингушетию, ни в Чечню, а в 1929 году вошел в Чеченскую автономную область”. “Грозный был самостоятельной единицей и в этом году (1929) произошло объединение Сунженского округа, Грозного и Чеченской автономной области. В 1934 году, когда Ингушская автономная область была объединена с Чеченской автономной областью, [Сунженский и Малгобекский] районы не входили в состав Ингушетии. С 1929 по 1934 год они были административно-территориальной единицей Чеченской автономной области [...] По переписям советского периода численность ингушей там совсем мала”, - настаивал этнограф.

                                                                                                                      ***

    Полуправда начинается с утверждения о том, что "В 1924 году Сунженский округ стал самостоятельной автономной единицей, он не входил в то время ни в Ингушетию, ни в Чечню, а в 1929 году вошел в Чеченскую автономную область и никакого отношения к Ингушетии не имеет, поскольку Ингушетия присоединилась позже - в 1934 году".

    Упущена маленькая, но существенная деталь делающая, это заявление полуправдой - не было никакого Сунженского округа. Был Сунженский Казачий округ, а это, как мы узнаем позже, имеет не только смысловое, но и серьезное юридическое значение.

    Слово "казачий" означает, что это этнический район, а в соответствии с законом "О реабилитации репрессированных народов" казаки, как репрессированный субэтнос, подлежат реабилитации, в том числе и территориальной.

    Официально реабилитация казаков закреплена в поправках к закону "О реабилитации репрессированных народов".

    Далее этнограф сообщает - в 1929 году произошло объединение Сунженского округа с Чечней - это опять полуправда.

    Произошло объединение с упразднением Сунженского Казачьего округа (что в связи с законом "О реабилитации репрессированных народов", к числу которых отнесены и казаки, признано незаконным актом), и уже затем произошло присоединение его территории в статусе района к территории Чечни.

    Карта Горской АССР, в состав которой входил Сунженский Казачий округ.  Автор: User:Kuban kazak - User:Kuban kazak, Общественное достояние, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=8582171

    Если бы было объединение, то новую территориальную единицу назвали бы "Чеченско-Казачья автономная область".

    Эта полуправда, которая, как мы узнаем позже, хуже лжи.

    Попутно напомним, что очень важно - Малгобекского района и города Малгобек в момент присоединения Сунженского района к Чечне не существовало.

    Они возникли позже, на территории Сунженского района, уже входившего в то время в состав Чечни (см. карту 1928 года).

    То есть вся территория Сунженского Казачьего округа была присоединена к Чечне. Думаю, это была репрессивная мера за участие казаков в белом движении и одновременно превентивная мера, чтобы это движение не возродилось.

    Далее этнограф подчеркивает, что на этой территории численность ингушей была мала, намекая на то, что "вас там не стояло", забывая, что в Конституции России отсутствует понятие "национальная собственность", и этнический состав при установлении границ не имеет значения, но при этом стыдливо умалчивает о количестве чеченцев, проживавших на этой территории, что заставляет подозревать, что последних было еще меньше.

    Чеченская Автономная область. Карта 1928 года.Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A7%D0%B5%D1%87%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%B0%D0%B2%D1%82%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C#/media/

    Вне всякого сомнения, этот район на тот исторический момент был почти полностью заселен русскими, а если быть точным - казаками. Повторим этот тезис - это нам еще пригодится - на момент присоединения Сунженского района, возникшего из расформированного Сунженского Казачьего округа, на его территории в подавляющем большинстве проживали казаки-терцы, расказачивание которых сделало их простыми гражданами. Доказательство небольшого количества ингушей и чеченцев, проживавших в Сунженском Казачьем округе, усматривается из переписи населения 1926 года 1 Численность населения — 34 875 человек (на 1926 год). В национальном составе преобладали: русские — 31 202 (89,5 %), украинцы — 2 522 (7,2 %), ингуши — 301, чеченцы — 230, армяне — 140, грузины — 100. Русское правительство, прежде чем возвести станицы, полностью вытеснило жителей - часть в горы, но в основном в Турцию.

    Далее этнограф выдвигает версию, достаточно обоснованную, что "какие-то силы хотят свергнуть Евкурова" и вопрос территорий стал инструментом их политической борьбы." Против этого тезиса трудно возразить, но опять же это умозаключение - правда, но не вся. Здесь присутствует не только политический элемент борьбы, но и религиозный: Евкуров ущемил, как многие из митингующих считают, права суфиев-хажимюридов, крупнейшей религиозной общины Ингушетии.

    Вступив в конфликт с муфтием Ингушетии, он своими руками подготовил протестную почву для любых своих действий, во много раз увеличив количество недовольных любыми его действиями. По иронии судьбы, во многом консолидировать суфиев против Евкурова помогла поддержка их Кадыровым, взявшим на себя роль главного защитника хажимюридов Ингушетии в их противостоянии с Евкуровым.

    Он гневно осудил их основных оппонентов - салафитов в лице имама Чумакова и имама Цечоева, за которых, как они считали, вступился Евкуров. Такая поддержка сильно их воодушевила и повысила самооценку. Здесь Кадыров просчитался. Суфии Ингушетии религиозным братством Кадырова пожертвовали в угоду возможности взять реванш за посягательство Евкурова на их место в иерархии религиозных общин. Даже рискуя не угодить своему религиозному брату и покровителю Рамзану, они не удержались от соблазна поддать Юнус-Беку, составив основную массу митингующих. Доказательство тому - суфийский зикр, сотрясавший Магас, как в начале 90-х Грозный.



    Кстати, тех, для кого эти земли являются родиной, на митинге мало, и они ведут себя сдержанно. Далее, историк также осуждающе отметил: "Вопросы изменения региональных границ никогда не выносились на всенародное обсуждение ни при советской власти, ни в современной России". Этим он, видимо, хотел сказать, что такая несерьезная деталь, как отсутствие такого необходимого рудимента современного права, как референдум, не позволила провидению еще во времена оные установить справедливость.

    Все представители общины орстхой, земли которой стали предметом спора, на протяжении последних десятилетий придерживаются единого мнения относительно вопроса о границе. Орстхоевцы, живущие и в Чечне, и в Ингушетии, считают деструктивным конфликт вокруг соглашения о границе, обратил внимание орстохоевец, руководитель Human Rights Analysis Center, чеченский политэмигрант Ахмед Гисаев. По его словам, орстхоевцы не усматривают принципиальных различий между представителями федеральной власти и ее методами управления в Чечне или Ингушетии, любые их опасения связаны не с Кадыровым или Евкуровым, а с действиями российских властей в целом. Мнение Ахмеда Гисаева приведено в материале “Ахмед Гисаев: российская политика - источник конфликтов на Кавказе”, размещенном на “Кавказском узле” в разделе “Публицистика”.

    Хотелось бы напомнить историку, что, увы, мы не можем обвинять предков в неприменении законов, которых в их бытность не было, как бы нам этого ни хотелось. Хотя, конечно, можем признать некоторые незаконными и отменить. Что и делали неоднократно. И признавали и отменяли, но не те, которые не нравятся историку Натаеву.

    Споры о чечено-ингушской границе подхватил завкафедрой отечественной истории ЧГУ Мовсар Ибрагимов: "Давняя проблема, однако, коренные жители приграничных территорий достоверно знают границы территорий, принадлежащих им". Напомню уважаемому историку, что коренные жители-орстхойцы, помня, как все было, слезно молили оставить все так, как есть.

    Из приведенной в статье прямой речи Ибрагимова ингушам ставится в упрек то обстоятельство, что они (чеченцы) уважают своего руководителя, а ингуши (какое вероломство со стороны братского народа) - нет. "Почему такие вещи происходят в Ингушетии, мне непонятно", - сокрушается историк.

    В опубликованном на "Кавказском узле" материале “Ученые и диаспора объяснили действия Кадырова по определению границы с Ингушетией” также было приведено мнение завкафедрой отечественной истории ЧГУ Мовсара Ибрагимова. Историк отметил, что не подвергает сомнению соглашение, подписанное Кадыровым и Евкуровым. По его словам, "люди, живущие на границах, знают и помнят свои территории, всем тейпам и родам это известно".

    Далее "Кавказский узел", установив, что территория, переданная Чечне, в 26 раз больше территории, полученной взамен, указал, что "чеченские ученые назвали сомнительной экономическую ценность переданной территории".

    Границы, которые пересмотрели Кадыров и Евкуров, были установлены Аушевым и Дудаевым, уточняет "Кавказский узел", и специалисты, проанализировавшие по их просьбе новую линию, "пришли к выводу, что слова руководства Ингушетии о "равноценном обмене территориями" оказались неправдой".

    Изменение границы между Чеченской Республикой и Республикой Ингушетия по соглашению от 26 сентября 2018 г. Карта "Кавказского узла".

    Границы, которые пересматривает подписанное Рамзаном Кадыровым и Юнус-Беком Евкуровым соглашение, были утверждены фактическим лидером Чечни Джохаром Дудаевым и главой Ингушетии Русланом Аушевым, а впоследствии президентом Муратом Зязиковым и главой администрации Чеченской Республики Ахматом Кадыровым, говорится в справке "Кавказского узла" "Территориальные споры между Ингушетией и Чечней". Специалисты-картографы, проанализировавшие по просьбе "Кавказского узла" новую линию чечено-ингушской границы, пришли к выводу, что слова руководства Ингушетии о "равноценном обмене территориями" оказались неправдой. Ингушетия передала Чечне территории, которые по площади в 26 раз больше полученных от Чеченской Республики в результате соглашения о границах, говорится в справке "Кавказского узла" "Неравноценный обмен Ингушетии с Чечней: анализ картографов".

    Отсюда вывод - "Кавказский узел" изо всех сил пытается доказать, что Кадыров околпачил Евкурова, а ученые Чечни сокрушаются об уступках, которых Ингушетия, по большому счету, не заслуживала, утверждая: "Однако это не означает, что мы очень довольны теми решениями, которые приняты. У нас есть желание получить то, что, как нам кажется, принадлежит нам, но мы уважаем решение руководства, хотя в реальности - надо смотреть на 1934 год, на момент объединения Чечни и Ингушетии", - отметил историк, излагая свою точку зрения "Кавказскому узлу". Говоря простым языком, этот историк утверждает, что если бы не Рамзан, они требовали бы больше.

    Он забывает, что в недавнем прошлом Кадыров утверждал о том, что Сунженский район весь его. И даже заставил парламент принять закон о границах. Хотя позже в своих документах он утверждал, что закон о местном самоуправлении не регулирует устройство границ. В этом контексте Соглашение следует рассматривать как поражение Кадырова. Он замахивался на большее. Заход рублевый - выхлоп копеечный.

    "Изменение границ между республиками не имело серьезного практического смысла, так как экономическая ценность спорной территории сомнительна", - на условиях анонимности заявил другой чеченский ученый, кандидат географических наук. "Логически не вижу никакого смысла в изменении этой границы. Территория не используется в хозяйственном отношении и не представляет собой большей ценности, чем земли вокруг. Залежи нефти не представляют собой никакой ценности из-за удаленности от коммуникаций и сложных геологических условий местности. Кроме того, само количество нефти мизерно. Овчинка не стоит выделки", - сказал он корреспонденту "Кавказского узла", проанализировав карту.

    Его утверждение поддержал Евкуров, заявив, что оставил себе 16 нефтеносных скважин, передав только минимум - три.  Тут надо придержать коней, чтобы разобраться с ситуацией. По свидетельству бывшего руководителя "Ингушнефти" Аслана Хамхоева из его страницы на фейсбуке, из 19 скважин 16 подлежат ликвидации и только три освоению. Хамхоев разместил пост на "Фейсбуке", в котором утверждает о передаче скважин.

    А не тут ли собака зарыта? Не решили ли наши доблестные генералы пихнуть эти три скважины, замаскировав это действо выравниванием границ. Но тут конфуз. "Ингушнефть", "Чеченнефть", "Роснефть" и любые другие частные организации не передаются с территориями, и с передачей территорий скважины, стоящие на балансе "Ингушнефти", остаются имуществом хозяйствующих субъектов, которые расположены на территории Ингушетии. Из этого можно сделать вывод, что Евкуров втихоря или пихнул скважины, или купил их сам. Без участия Кадырова он, разумеется, этого сделать не может. Не эта ли причина строительства дороги со стороны Чечни? Вопрос риторический, но заставляет задуматься.

    Если верить "Кавказскому узлу", Евкуров сообщил, что передал только три скважины. Не те ли это скважины, которые считаются, в отличие от оставленных 16, перспективными? Не зря же Евкуров изощрялся в красноречии, пытаясь убедить общественность в том, что Ингушетия "случайно" и "незаконно" включила в свой состав какие-то земли, "забытые" Кадыровым. Кстати, нелепое утверждение, будто регионы могут включением в свои Конституции присваивать какие-либо территории, распространяет не только Евкуров, но и многие считающие себя квалифицированными юристами лица.

    По словам главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова, соглашение затронуло горно-лесистые территории, на которых нет населенных пунктов. После того как в Интернете появилась информация о том, что Чечне передана территория с богатым месторождением нефти, глава Ингушетии заявил, что близ Даттыхского месторождения находится 19 законсервированных скважин с высоким содержанием серы. Она не позволяет вырабатывать там нефть. При этом Евкуров также отметил, что из этих 19 скважин 16 находятся на территории Ингушетии.

    Теперь еще одна существенная деталь. Маловероятно, что Совфед сделку утвердит - скорее внесет поправки. Что-то мне подсказывает, что населенные пункты Серноводск, Ассиновская и другие объявят территорией Ингушетии, которую Кадыров ошибочно считает своей, а вот необитаемые территории позволят обменять баш на баш, в рамках пакта Кадырова-Евкурова. Три скважины, разумеется, останутся в Чечне. Хотя даже при таком раскладе они не могу быть переданы Чечне, если только хозяин скважин не поменялся. В общем, все достаточно запутано.

    Чеченская диаспора на Западе согласилась с действиями Кадырова, но представители чеченской диаспоры Запада хранят молчание, связанное исключительно "с нежеланием демонстрировать публичную поддержку Кадырову", добавляя при этом, что закреплением границы в диаспоре недовольны, считая, что "осталось много земель на территории Ингушетии, где до 1930-х годов не жило ни одного ингуша".

    Автозаки в Магасе. Фото: REUTERS/Maxim Shemetov

    Безусловно, в недавнем прошлом во многих перешедших по закону от 1992 года землях Сунженского района жило мало ингушей, но чеченцев там не было вообще.

    Там жили орстхойцы, как мы указали выше, но их выселили полностью. Утверждение о том, что во время Кавказской войны выселены орстхойцы, основано на том, что на территории бывшей Османской империи не известно ни об одном выселенном туда чеченце, только орстхойцы.

    Два зарубежных популярных блогера - Зураб Цечоев и бывший министр Ичкерии Шамиль Бено - своими постами вообще запутали ситуацию, высказав стремление аборигенов этих территорий – орстхойцев - создать на этих землях свое самоуправление. Честно говоря, никакой беды в этом я бы не видел, если бы такое стремление было основано на праве. В мире давно не существует самоуправляемых этнических территорий, разве что индейские резервации в США.

    Представители орстхо участвовали в обсуждении границы с Ингушетией, рассказал в своем посте в Facebook бывший министр иностранных дел первого правительства Ичкерии Шамиль Бено. "Приехали старейшины орстхоевцев и мы встретились в кабинете Джохара Дудаева. (...) Беседу начал старший из представителей орстхо и заявил, что они не хотели бы, чтоб чеченцы и ингуши ссорились из-за земель, так как эти земли не принадлежат ни чеченцам, ни ингушам. (...) Тут вступил в разговор Макшарип Мужухоев и начал излагать свою версию о том, что "орстхо один из нахских этносов..." (...) через несколько минут его монолога "о нахских этносах" я его прервал, сказав, что эта "теория" мне известна со студенческих лет в условиях СССР. Попросил Султанбека развернуть карту с помеченными на ней населенными пунктами, в которых большинство жителей принадлежат к орстхо, и продолжил: "В такой ситуации мы видим только одно разумное решение - в этих населенных пунктах мы поможем вам провести референдум с вопросами: а) кем вы являетесь - ингушами, чеченцами или отдельным народом? б) в составе какой республики хотите жить?" Ежели жители ответят, что орстхо отдельный народ и хотят жить отдельно, мы вам поможем создать свою республику и, более того, делегируем вам Джохара в качестве президента, что снимет большую проблему... Ждать долго вашего решения мы не можем, просим дать принципиальный ответ в течение двух недель. Ответа мы так и не дождались", - написал он.

    Теперь, главное. Каких бы героев мы из себя ни корчили, какими бы полномочиями Кадырова, Евкурова и Федеральный округ ни наделяли, все - и мы, и они - в жестких руках Конституции и закона, а не устного народного творчества и преданий. А последний по времени закон имеет наивысший статус и вступает в силу немедленно после его опубликования, если иное не предусмотрено им же. Последний, имеющий отношение к границам республики закон - закон "О создании Республики Ингушетия" вступил в силу сразу после его опубликования в 1992 году.

    Каждая буква и каждая запятая в законе тщательно продуманы и не допускают разночтений. В этом законе мы получили и республику, и территорию - в нее вошли земли бывшей Республики Ингушетия без Пригородного района и Сунженский район, расположенный на территории, которую занимал бывший Сунженский Казачий округ. Закон предусмотрел, что он, Казачий округ, со временем может быть воссоздан на территории Ингушетии. Так одним законом законодатель - Верховный Совет Российской Федерации - решил три важных вопроса: создал республику, указал границы и реабилитировал согласно закону о реабилитации репрессированных народов казаков-терцев. Но, как говорится: "скоро закон пишется, да не скоро дело делается".

    Сперва сопротивление Дудаева, против которого в первую очередь был издан это закон, потом осетино-ингушские события, потом две чеченские войны, и не в последнюю очередь отсутствие квалифицированных юридических кадров в обеих республиках осложнили внедрение этого закона и разрешение коллизий, возникших в результате войны и неправильной интерпретации его лицами, уполномоченными на принятие решений во исполнение этого закона. Это не только оттянуло его практическое воплощение в повседневную жизнь, но и породило порочную практику незаконного пользования различными муниципальными образованиями не принадлежащей им землей и иной собственностью.

    Несколько населенных пунктов, включая крупные - Ассиновская и Серноводск, до того прижились в состоянии правового вакуума, что и сейчас основная масса граждан твердо уверена в том, что они жители Чечни, и их практически невозможно вырвать из этого состояния. Легче изменить закон или внести в него изменения, что собственно и пытаются сделать власти СКФО. Однако, маловероятно, что он пройдет Совет Федерации - уровень профессионалов-юристов там очень высок. Некоторые юристы, опрошенные "Кавказским узлом", считают, что закон не требует демаркации Совфедом, однако это не тот случай. Соглашение требует одобрения в отношении изменения или вынесения закона об изменении.

    Оставить в составе Чечни по причине приобретательной давности эти населенные пункты, как де факто сложилось за последние 25 лет, значит, нарушить закон в части восстановления казачьего самоуправления и целостность границ Республики Ингушетия. Это при том, что начало процессу восстановления положено еще 30 ноября 2013 года созданием в Республике Ингушетия Сунженского Казачьего округа, несмотря на просьбу нарт-орстхойкого культурного общества Ингушетии, направленной руководству Ингушетии, воздержаться от такого шага.

    Это кроме того, что придется провести референдум или иным способом определить волеизъявление на этих территориях, как того требует закон. Хотя в этом проблемы не будет. Уверен, жители тех населенных пунктов проголосуют за Чечню. Они, без сомнения, считают себя чеченцами. И еще хочу напомнить, часть Малгобекского района, в котором проживают орстхойцы, в начале 90-х годов, объявила себя частью Чеченской Республики и даже выставила шлагбаум. Если мне не изменяет память, произошло кровопролитие. Но сейчас там об этом не вспоминают - привыкли.

    Чтобы понять причину принятия закона "О создании Республики Ингушетия" и расшифровать его суть, надо учитывать исторические реалии того времени.
    Этот закон был принят в очень жесткое время, когда существование Чечни в пределах России было под большим вопросом. Он, по моему мнению, решал две проблемы - позволил создать плацдарм для вторжения в Чечню, (отделив Ингушетию от Чечни, Ельцин создал условия для концентрации на Северном Кавказе большого количества войск, спровоцировав осетино-ингушский конфликт) и восстановил Сунженский Казачий округ, навсегда выделив его из Чечни.

    Чеченские боевики в Серноводске,17 октября 1999 года. Фото: Reuters

    Ингушетия получила обширную, почти пустую, из-за массового исхода русского населения, территорию Сунженского района. Малоизвестно, что 30 ноября 2015 года на сход для восстановления Сунженского Казачьего округа удалось собрать только около 300 казаков со всего района. Воспользовавшись осетино-ингушским конфликтом, на границе с Чечней стали возводить посты.

    Но из-за невероятной бесшабашности Дудаева, лично прибывшего в расположение передовых частей российской армии и, как он говорил в своем выступлении по Грозненскому ТВ, остановившего продвижение военных до действительной границы Сунженского района по трассе "Дон". При этом, как он говорил, охрана сработала четко, приняв меры против возмутившегося его действиями офицера, 

    И хотя после отбытия Дудаева пришедшие в себя военнослужащие, обозленные таким унижением, отомстили, остановив колонну премьер-министра Чечни, возвращавшуюся с переговоров из Назрани, и заставив делегатов долго лежать на грязной земле, но пост так и остался на окраине Слепцовской, где стоит и поныне.

    К сожалению, по понятным причинам сюжеты Грозненского телевидения восстановить невозможно, но можете поверить на слово. В то время телевидение в военном Грозном было единственным развлечением, и, уверен, этот сюжет видели многие из тех, кто остался жив.

    Вся ирония с определением границ в том, что за четверть века ни один государственный или политический деятель, ни один юрист, ни один обыватель даже из любопытства не проанализировал этот жизненно важный для определения границ республики закон.

    Почти добрая треть района на протяжении четверти века жила, не ведая того, что ее глава - не бывший чеченский боевик, а российский генерал, хотя неизвестно, что лучше. А когда федеральная власть, спохватившись, неуклюже попыталась спасти престиж обоих фигурантов, массы, скорее, интуитивно поняв, что их дурят, выразили в мощной демонстрации свое негодование. Жалко, что в основном никто не понял, что это было.

    Не Соглашение - вина Евкурова, оно вряд ли пройдет Совет Федерации, слишком грубо сработано, а преступная некомпетентность, принёсшая непоправимый ущерб престижу и казне республики. Не Соглашение - вина Кадырова, а отсутствие элементарных знаний, которые, порой, важней, чем личная храбрость - свойство не такое уж редкое на Кавказе.

    Участник акции в Магасе. Фото: REUTERS/Maxim Shemetov

    Доказательство тому тяжба, затеянная Кадыровым с государственным природным заповедником "Эрзи", руководство которого расположено в Ингушетии, а служба кадастра часть земель лесного массива, принадлежащего якобы Чеченской Республике, включила в ее состав. Федеральные службы кадастра не подчиняются ни Евкурову, ни Кадырову, они указали расположение земель заповедника в соответствии с законом, "а кадыровцы начали валить лес и делать дороги в заповедной зоне, считая территорию заповедника своим лесничеством, хотя никакого значения не имеет, где и на чьей территории находится государственный заповедник.

    А это дело уголовное. Не понимаю, почему заповедник не обращается в Следственный комитет или хотя бы в прокуратуру и не требует возбуждения уголовного дела по этому факту. Это самая удобная возможность без всяких митингов разрешить территориальный спор между Чечней и Ингушетией.

    А ведь и надо-то было всего лишь обратить внимание на тот факт, что федеральные структуры, такие как федеральный суд, прокуратура, военкомат и другие не располагали в так называемом Сунженском районе Чечни своих структурных подразделений.

    Из вышеизложенного следует, что никакой необходимости в заключении Соглашения не было. Надо было просто объяснить главам муниципалитетов Серноводска и Ассиновской, считающих себя территорией Сунженского района Чечни, что это было ошибкой.

    А если они хотят быть в составе Чечни - им необходимо провести референдум.

    Руслан Парчиев, председатель ингушской организации "Союз пострадавших от геноцида".

    1. Всесоюзная перепись населения 17 декабря 1926 г. : краткие сводки / изд. ЦСУ Союза ССР. - М, 1927-1929. - 10 т. - В надзаг. : Центр. статист. упр. СССР. Отд. Переписи.

    Примечания